Изменения моделей управления запасами

В период пандемии по мнению экспертов, выступивших на конференции организованной «Газпром нефтью», необходимо повышать гибкость и прозрачность цепочки поставок, искать баланс между снижением рисков и экспоненциальным ростом объема запасов.

В конце октября 2020 года «Газпром нефть» провела онлайн-конференцию «Из рук в руки. Перезагрузка», посвященную вопросам управления запасами на предприятии в период пандемии. Мероприятие собрало более 130 экспертов из крупнейших государственных и частных промышленных компаний России, среди которых «Россети», СИБУР, «Русал», «Татнефть», НЛМК и другие.

По данным, предоставленным международной консалтинговой компанией Deloitte со ссылкой на источник, коэффициент запасоемкости в США демонстрирует экспоненциальный рост и в период пандемии побил свой исторический максимум за последние 30 лет. Аналогичный тренд прослеживается во всем мире, в том числе в России. Как меняются модели управления запасами в новой рыночной парадигме? Какие ключевые драйверы влияют на рынок и каковы инструменты минимизации последствий текущей ситуации? Своим мнением по этим и другим вопросам поделились Никита Волков, директор группы стратегии Deloitte, Юрий Фролов, директор по материально-техническому обеспечению Highland Gold Mining (ООО «Руссдрагмет») и Ирина Москвитина, директор программ по кросс-функциональному развитию и повышению эффективности материально-технического обеспечения «Газпром нефти».

По мнению Никиты Волкова, рост запасов готовой продукции у производителей является следствием снижения покупательской способности и темпов роста промышленности в период кризиса. Одновременно с этим на фоне увеличивающихся сроков поставки и дефицита комплектующих у ряда компаний возникают риски остановки производства. Стремясь обеспечить бесперебойную работу производства, предприятия увеличивают свои запасы, вследствие чего объем их начинает расти ­– как готовой продукции, так и комплектующих.

Что меняется в процессе обеспечения потребности в течение кризиса? В первую очередь нарушается баланс между двумя важными показателями – оборачиваемостью запасов и обеспеченностью ими. Если в стабильной ситуации все силы компании направлены на удовлетворение потребности точно в срок (just-in-time), а также общее снижение уровня запасов, то в период кризиса из-за риска срывов поставок применяется рискоориентированный подход. «Показатель оборачиваемости уходит на второй план, ему на смену приходит критерий обеспеченности. В целом это нормальная реакция на кризис, но она неизбежно приводит к увеличению запасов, а при некорректном планировании ведет к появлению невостребованных ликвидов», – заявляет Никита Волков.

С ним согласна Ирина Москвитина из «Газпром нефти». Она добавляет, что невостребованное имущество – «боль» многих предприятий, так как обратной стороной таких запасов выступает затоваривание складов, повышение расходов на их хранение и утилизацию, а самое главное – замораживание денежных средств компании. Юрий Фролов из компании Highland Gold Mining (ООО «Руссдрагмет») рассказал о том, что затраты на хранение невостребованного имущества могут быть существенными. «Это побуждает компании продавать продукцию по цене ниже, чем она приобреталась. При этом возможен и вариант обмена товарами», – добавляет он.

Среди инструментов, которые помогают в сокращении ненужных запасов или борьбе с невостребованными ликвидами эксперты отмечают, например, консигнационные склады. Это практика позволяет не замораживать капитал – компания выбирает только те товары, которые необходимы ей в текущий момент. Юрий Фролов добавляет, что консигнационные склады у «Руссдрагмет» есть в Хабаровском крае и Забайкалье, планируют их использовать и на Чукотке. «Таким образом мы стараемся минимизировать риски приостановки производства из-за непоставки критично важных материалов. Несмотря на то, что нам, как и многим другим участникам рынка, пришлось во многом перестраиваться на ходу, мы успешно справились с задачами – ни наши заказчики, ни мы сами не пострадали», – добавляет он.

Второй вариант – интеграция с поставщиками с использованием VMI системы (Vendor-Managed Inventory). Это решение, при котором поставщик имеет полный доступ к данным о запасах потребителя и отвечает за поддержание их на необходимом для клиента уровне. Такой подход позволяет снизить трудоемкость процесса, переложив ее на поставщика. Однако инструмент доступен не всем, так как требует высокого уровня автоматизации в компании. Есть у него и ряд недостатков. «В частности он не решает проблем, связанных с логистическими ограничениями – даже заранее зная о вашей потребности, поставщик может подвести со сроками из-за долгой таможенной очистки, например. Все мы видим, как это происходит сейчас в связи с закрытием границ», – отмечает в своем выступлении Никита Волков.

Ирина Москвитина рассказывает, что в «Газпром нефти» проанализировали множество инструментов и решений по управлению запасами на рынке и, не найдя оптимального, разработали собственный продукт Reserve, площадку для реализации невостребованного имущества и товаров, находящихся на хранении у компаний-партнёров сервиса.

«Одной из главных метрик, которую мы определили для себя в качестве целевой, являлась высокая скорость обработки заявок на площадке. Все сделки по реализации МТР должны были проходить быстро. Мы успешно справились с задачей – на сегодня минимальное время обработки заявки в Reserve составляет 2 минуты. Cнизился с 6 месяцев до 16 календарных дней также и срок реализации товаров», – рассказывает Ирина.

Она отметила, что разработкой площадки Reserve команда занялась до ещё пандемии, но именно этот период подчеркнул, что они двигаются в верном направлении, так как перед компаниями остро встал вопрос об управлении запасами и сокращении затрат. «Сегодня платформой активно пользуются представители среднего и малого бизнеса, для которых в условиях ограниченных ресурсов решение о приобретении товара необходимого качества по меньшей цене особенно актуально», – добавляет Ирина Москвитина.

Reserve был представлен на рынке в августе этого года, и уже на старте продемонстрировал отличные показатели, что подтолкнуло компанию к расширению присутствия на международных рынках. «16 октября на платформу был добавлен широкий перечень продукции нашего зарубежного клиента. Благодаря англоязычной версии Reserve наши иностранные партнеры могут видеть на площадке весь перечень товаров (запасов) российских компаний и наоборот. В ближайшей перспективе мы планируем выйти также на рынок стран Ближнего Востока и СНГ», – делится планами Ирина Москвитина.

Резюмируя итоги конференции, эксперты выделили несколько рекомендаций для участников рынка. В период пандемии, как и в любой другой ситуации, дестабилизирующей цепочку поставок, необходимо, во-первых, повышать гибкость и прозрачность цепочки поставок, во-вторых, пытаться найти баланс между снижением рисков и экспоненциальным ростом объема запасов. И в-третьих, искать способы повышения оборотного капитала организации, в том числе через продажу невостребованных ликвидов.