Доклад о вернадском

Академия Тринитаризма - Институт Ноосферного Естествознания - Конференции - Субетто А И - Слово о Вернадском Сто сорок лет со дня рождения Владимира Ивановича Вернадского — пророка, мыслителя, ученого-энциклопедиста, русского космиста, создателя учения о ноосфере. «Я ясно стал сознавать, что мне суждено сказать человечеству новое в том учении о живом веществе, которое я сознаю, и что это есть мое призвание, моя обязанность, наложенная на меня, которую я должен проводить в жизнь — как пророк, чувствующий внутри себя голос, призывающий его к деятельности. Российское общество, весь народ России, русский народ, научная и вузовская общественность, вся культура России, все культурное человечество в этот день чествует в лице Владимира Ивановича Вернадского великого энциклопедиста, гиганта Русского Ренессанса в ХХ веке, пророка человечества, создателя учения о ноосфере, которое в конце ХХ — в начале XXI века интенсивно развивается, трансформируется в новую систему научного и философского мировоззрения, модель будущего бытия человечества в XXI веке — в ноосферизм, зачинателя парадигмальной революции во всей системе научного знания и культуры, которую западные ученые Николас Полунин и Жак Гриневальд назвали вернадскианской революцией. Яншин по поводу 130-летия со дня рождения Вернадского, начиная со средины 1950-х годов, стали направляющими принципами в организации глобальных экологических программ. Последнее было непосредственно связано с деятельностью умершего год назад чл. Ковды, который, будучи директором департамента точных и естественных наук ЮНЕСКО, в 1955-1961гг. Уже на первых этапах реализации Международной биологической программы усилиями ученых из различных стран было показано, что воздействие человечества на природу приобрело глобальный характер и продолжает возрастать, причем масштабы и темпы антропогенных нарушений среды намного опережают уровень знаний о процессах, происходящих в различных экосистемах. Чтобы сократить этот разрыв, как представлялось, возникла острая необходимость фундаментальных комплексных исследований тенденций эволюции биосферы, организованных в рамках единого, концептуального подхода. Именно в этих условиях международной научной общественностью было осознано, что теория биосферы Вернадского не имеет аналогов в мировой мысли» выдел. Подчеркивая синтезирующую, парадигмально-изменяющую функцию учения о ноосфере Вернадского, академик АН РАН Моисеев 10 лет назад писал: «Несмотря на появление представлений о единстве Природы и Человека их взаимообусловленности, мир неживой материи и живого вещества и мир Человека и общества, им созданного, в XIX веке еще не были взаимосвязаны в сознании ученых. Научные дисциплины в этих трех сферах жили еще долгое время самостоятельной жизнью. А эмпирического материала было недостаточно, чтобы воспроизвести единую цельную картину мира. Таким связующим звеном оказалось учение о ноосфере Вернадского в начале нынешнего тысячелетия» выдел. Фактически учение о ноосфере Вернадского, с одной стороны, обобщающее научное творчество самого автора этого учения, явилось, с другой стороной, целой парадигмально-синтетической революцией в эволюции науки в ХХ веке, которая и есть вернадскианская революция в системе научного мировоззрения. Это дало нам основания в 1999 году при праздновании 275-летия Петровской академии наук искусств, анализе парадигмальных длинопериодных циклов в развитии российской науки искусства за 275 лет выделить 3 больших парадигмальных цикла: «петровско-ломоносовский», «пушкинский» и «вернадскианский». Вернадскианский парадигмальный цикл в развитии отечественной науки, начавшейся приблизительно в начале 1920-м году, в наше время только начинает раскрывать свои потенции в синтезе тех 3-х сфер науки, о которых писал Вернадского можно условно разбить на два цикла: первый цикл — время жизни Вернадского, его научного творчества и становления ноосферно-парадигмального научного синтеза 1863-1945гг. Вернадского, ноосферной парадигмы организации научного знания изменения оснований в системе научного мировоззрения под воздействием учения о ноосфере, становления предпосылок для прорыва к новой идеологии и теоретическому обобщению в XXI веке, которые мы назвали ноосферизмом 1945-2003гг. Вернадского восходит к литовскому шляхтичу Верна, который перешел на сторону казацкого войска Богдана Хмельницкого и боролся с ними за освобождение Украины против польских панов, и который позже был схвачен поляками и казнен. Этот Верна и стал родоначальником рода Вернадских. Дети и потомки Верны служили в малороссийском казачестве в Запорожье. После ликвидации Запорожской Сечи Екатериной II один из потомков Верны и прадед Вернацкий бежал в Черниговское наместничество, где и обосновался в большом селе Церковщина Березинского повета. Впоследствии он стал сельским священником. Его средний сын Василий Иванович Вернадский — дед Верандского — очень хотел стать врачом это его желание противостояло воли деспотичного отца, желавшего сделать из него священника и с благословления матери бежал из родительского дома в Москву, где и поступил в университет. Отец за непослушание сына торжественно проклял его в церкви. Василий Иванович Вернадский стал врачом и во время наполеоновских войн участвовал в военных походах Суворова и Кутузова, в том числе и в героическом переходе через Чертов мост. В 1799 году вместе с госпиталем был взят в плен войсками маршала Массены и в Россию вернулся во главе госпиталя около тысячи человек в мае 1800г. В 1826 году Василий Иванович получает звание коллежского советника, что давало ему право на потомственное дворянство и, воспользовавшись этим, он переменил правописание фамилии семьи: Вернадские вместо Вернацкие. Вернадского был крупной личностью: человек долга, большого мужества и одновременно большой доброты истинной гуманности, он стал «кристаллизатором» семейных традиций и преданий, оказавших большое воздействие на становление внутреннего мира Владимира Ивановича, внука знаменитого деда. Вернадского Яков Короленко был прадедом писателя Таким образом, Владимир Галактионович Короленко и Владимир Иванович Вернадский были троюродными братьями каков талантливый род! По материнской линии генеалогия Вернадского связана с многочисленным родом Константиновичей. Константинович не раз участвовал в сражениях и дослужился до звания генерала. Мать Вернадского Анна Петровна родилась в 1837 году в Киеве, где окончила пансион имени генерала Левашева. Родной дядя матери — Гулак — был членом тайного общества — Кирилло-Мефодьевского общества, во главе которого стояли Вернадский впоследствии свою мать характеризовал как «яркую личность, страстную, умную, хорошую женщину, очень одаренную». В 1862 году Анна Петровна вышла замуж за Вернадского и переехала к мужу в Петербург. Иван Васильевич Вернадский, отец Владимира Ивановича, родился в 1821 году в Киеве в семье Василия Ивановича Вернадского и Екатерины Яковлевны Короленко. В 1846 году сдает магистерские экзамены в Петербургском университете и становится ученым-экономистом. Он находится в дружественных связях с Квитка-Основьяненко, придерживается умеренных либерально-буржуазных взглядов. В Московском университете Иван Васильевич дружит с Грановским и так называемыми «западниками». С 1856 года карьера Ивана Васильевича формируется в Петербурге. Одно время он работает в Министерстве внутренних дел, принимает участие в подготовке реформ Александра II, преподает в вузах Петербурга. Он — профессор Главного педагогического института, затем — Александровского лицея и Технологического института, член Вольного экономического общества, впоследствии занимает пост председателя Политико-экономического комитета, этого общества, входившего в состав Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел. На последнем посту он принимал участие во многих экономико-статистических обследованиях регионов России, посещал Рыбинск, Ярославль, Саратов, Астрахань, Кострому, Нижний Новгород, Чебоксары, Казань. В России средины XIX века Иван Васильевич Вернадский становится широко известной личностью, является типичным представителем либерально-просветительских кругов русской интеллигенции, взаимодействуя в своем творчестве так или иначе с По своему мировоззрению он был эволюционистом и считал, что сам ход экономического развития России определит ее будущую судьбу, что впоследствии было отмечено Такова, в общем, была та социально-историческая, духовная, семейно-генеалогическая среда, в которой на свет появился Владимир Иванович Вернадский и которая, несомненно, была тем «социокультурным геном», который во многом определил его мировоззренческое становление. В его родословной причудливо переплелись, по меньшей мере, три линии: украинская, русская, польская. В 1918 году Владимир Иванович характеризует себя предельно категорично и точно, а именно — как «русского по культуре и по всему укладу своей жизни — правда, русского, вся жизнь которого непрерывного была связана и с Украиной и с украинским освободительным движением». Через год у Владимира Ивановича появляются сестры-близнецы Ольга и Екатерина. Детство и юность Владимира Ивановича проходили в атмосфере вольнодумства. «Мальчиком, — вспоминал впоследствии он, — я помню очень много рассказов о декабристах от отца и В семье «был культ декабристов и резко отрицательное отношение к самодержавию и крепостному праву». Харьковская классическая гимназия, дружба с Пахитоновым, офицером, участником Русско-турецкой войны 1877-78гг. Он писал: «Процесс Веры Засулич в Петербургском окружном суде. Я очень хорошо помню огромное впечатление, которое это на меня произвело. Разговоры в семье — полное сочувствие всех». В 1876 году Володя поступил в четвертый класс Первой петербургской классической гимназии. В этот период Вернадский увлекается русской историей читает Татищева, Щербатова, Карамзина и другихисторией церкви, по которой он становится в гимназии признанным авторитетом, географией, астрономией, космологией в 1876 году прочитал книгу Путяты «Космология». Именно в годы учебы в Петербургской гимназии происходит поворот интересов Вернадского в сторону естествознания. В этот период в гимназии формируется кружок Краснова Андрей Николаевич Краснов, сын донского казака — генерала, ученого и писателя, вырос впоследствии в талантливейшего натуралиста, ботаника, географа и путешественника, основателя Ботанического сада в Батумив который входили Ремезов, Зайцев, Тюрин, Вернадский и др. К концу гимнастического курса у Владимира Ивановича его естествоведческий интерес окреп и превратился в дело жизни. Он с увлечением прочитывает в конце 70-х годов предисловие Менделеева к книге Мона «Метеорология», в котором Дмитрий Иванович со свойственной ему прозорливостью отмечал, что разгадка многих метеорологических явлений находится в верхних слоях атмосферы. В этот период и формируется генезис становления его учения о ноосфере. В 1881 году Вернадский поступает в Петербургский университет на естественное отделение физико-математического факультета, и вскоре становится одним из лучших учеников Это было одно из лучших отделений вузов России того времени. В нем преподавали Менделеев, Меншуткин, Бекетов, Докучаев, Фаминцын, Богданов, Вагнер, Сеченов, Овсяников, Костычев, Иностранцев, Воейков, Петрушевский, Бутлеров, Коновалов — цвет русской науки, оставивший глубокий след в мировом естествознании. Под воздействием Докучаева формируется глубокий интерес Владимира Ивановича к кристаллографии и минералогии. Увлечение этими науками порождают его философский поиск в области проблем строения материи. От Докучаева же берет начало прошедшая красной нитью через всю жизнь Вернадского проблема симметрии. Удивительным образом увлечение естествоведческим познанием у Вернадского сочеталось с поиском в области гуманитарных наук. Вернадский вспоминал, что естественное отделение университета было ему тесным, и он посещал лекции по историческим, филологическим, юридическим и математическим дисциплинам. В математике, особенно в геометрии, его, интересуют общие принципиальные вопросы. Большое влияние на становление космологического мировоззрения, в «тигле» которого созрело учение о ноосфере, у Вернадского оказал Дмитрий Иванович Менделеев, его космологические и космографические идеи. «Чувство космоса», смутное в гимназические годы, под воздействием лекций Менделеева по космологии, занятий в астрономии, становится сознательным и одним из главных побудителей творческого синтеза у Вернадского на протяжении всей его жизни. Рубакина, следившего за становлением Владимира Ивановича в те годы, его естественно-научные и философские работы отличаются «космическим размахом», «духом космической реальности». В 1882 году Владимир Вернадский сдает экзамены по общей химии самому Менделееву. Бекетов являлся в то время ректором Петербургского университета. Под руководством Бекетова плодотворно разрабатывалась теория эволюции растений. Его учениками стали такие известные ученые как Лекции Бекетова оказали большое влияние на становление синтетического мышления Вернадского. Для этих лекций были характерными установки на раскрытие картины эволюции живой природы, единства всего растительного мира, зависимости растительных сообществ от географических условий их обитания. Именно в 80-х годах формируется научный студенческий кружок, возглавляемый Вернадским, вокруг Докучаева, в который входили Левинсон — Лессинг, Ферхмин и другие студенты, многие из которых в будущем станут видными учеными России. Докучаева на почву как особое естественное тело подкрепляло формирование у Владимира Ивановича философского материализма. Впоследствии, спустя многие годы после смерти своего учителя, Вернадский признавал, что категории естественного тела и природного явления являются кардинальными с его точки зрения для любой научной дисциплины. От Докучаева к Вернадскому перешла идея генезисакак главного методического принципа познания любых сущностей в природе в их динамике развитии. Генетический метод Докучаев применял к изучению любых естественных явлений. Он стал основой и методологии познания Вернадского. К своей «натурфилософии» Докучаев приходит к концу жизни. Это кредо Докучаева стало своеобразным заветом его как Учителем по отношению к Вернадскому и ярко воплотилось в «натурфилософии», в учении о ноосфере Вернадского, в монографии Вернадского «Философские мысли натуралиста» 1988. Когда в университете было создано Научно-литературное общество, Вернадский стал активным участником его Научного отдела. Именно в этот период он входит в кружок, в котором были братья Ольденбурги сыгравшие большую роль в развитии российской науки в начале ХХ векаисторики Гревс, историк и литературовед Корнилов впоследствии вспоминал, что уже в студенческие годы Вернадский поражал всех особенностями своего мышления, «ум его, в высшей степени склонный к обобщению, стремился постоянно охватить науку в целом, и поэтому не было такой отрасли человеческого знания, которой бы Вернадский не интересовался». Вернадский изначально, с юности заявил о себе как человек Возрождения, как универсальный мыслитель Реннессанского типа, как гигант эпохи Русского Возрождения. С 1882 года Вернадский становится участником научной школы Докучаева, неоднократно участвует в его экспедициях по исследованию почв в Нижегородскую губернию, под Павловском, в Полтавскую губернию. Уже в этот период сформировался его взгляд на науку как единую науку, в соответствии с которым он стремится вскрыть связи между отдельными научными дисциплинами. В своем дневнике 19 июня 1884 года он записывает, что «знание — наука — есть общее мировоззрение, более или менее распространяющееся и касающееся каждого частного явления». В эти годы формируется в Путешествуя по ряду районов Поволжья и Украины он исследует уровни сельскохозяйственного производства, готовит программу подъема сельского хозяйства в России, задумывается над проблемой природной охраны, спасения лесных богатств на территории Поволжья от безжалостного капиталистического истребления, ставит вопрос об изменении социальных отношений. С середины 80-х годов основным методом познания явлений общественной жизни для Владимира Ивановича все более становится прямое или косвенное посредством свидетельств других лиц — опросы, беседы и т. В этот же период он изучает политическую экономию, в первую очередь по Дж. Университет Вернадский закончил в 1885 году со степенью кандидата естественных наук утвержден в этой степени Советом Петербургского университета 7 октября 1885 года. В этом же году он становится хранителем Минералогического кабинета. На этом посту он исследует проблемы географического распределения минералов, их генезиса. Уже в это время он ставит для себя задачу взаимосвязи геологических процессов с космическими. В 1887 году Вернадский сдал магистерские экзамены аналогичные теперешним кандидатским по минералогии, геологии, аналитической химии комиссии в лице А годом раньше его избирают действительным членом Петербургского общества естествоиспытателей. Именно в конце 80-х годов у Вернадского формируется устойчивый интерес в области истории научного знания, ставший одной из линией постоянной его научной работы в течение всей его жизни, результаты которой позволяют считать его родоначальником науковедения как научной дисциплины. При этом необходимо подчеркнуть, что генетический метод познания был им применен к исследованию эволюции научного знания в полную силу. Если воспользоваться термином системогенетики, которая сформирована автором как научная отрасль в конце 70-х — в начале 80-х годов прошлого века, то в оценке автора Вернадский заложил основы системогенетики науки. Мочалов указывает, что «сугубо конкретные и специальные, казалось бы, проблемы, поскольку они рассматривались во временном разрезе, закономерно трансформировались в сознании Вернадского в более общие проблемы сменяемости и, одновременно, преемственности научных идей, гипотез, теорий, открытий, за которыми стояли реальные исторические личности — ученые, жившие в реальной исторической обстановке… преемственность и сменяемость идей представали перед ним как преемственность и сменяемость поколений и тем все острее и глубже воспринимал он себя самого как малую частицу того гармоничного, развертывающегося во времени великого и прекрасного целого, которое называется Наукой» выдел. Неизгладим след на всю жизнь Вернадского оказало Братство, которое возникло на базе студенческого кружка в 1886 году и в котором шло противоборство этических устремлений его членов — стоиков и эпикурейцев. Стоиками были братья Олъденбурги, Вернадский, Краснов. Их «стоицизм» служил и основой трезвеннического образа жизни. Конец 80-х — 90-е годы XIX века — становление Вернадского как знаменитого кристаллографа и минералога. В 1888 году он участвует в сессии Международного Геологического Конгресса в Лондоне, знакомится с деятельностью Британского музея, участвует в конференции Британской ассоциации наук в Бате. В Мюнхене он ведет работы у Грота по кристаллографии и минералогии, у Зонке — по капиллярным свойствам кристаллов, у Гаугсхофера — по химическому анализу кристаллов под микроскопом. В 1889 году он продолжает научную работу во Франции, в Высшей Горной школе у Ле-Шателье и в знаменитой Коллеж де Франс у профессора естественной истории Именно в этот период он поставил перед собой изучение проблемы синтеза минералов. По просьбе Докучаева он был его представителем на Всемирной выставке в Париже в 1889 году, когда отмечалось 100-летие Великой Французской революции. Именно французское пребывание выводит Вернадского на международную арену. В 1889 году его избирают членом Французского минералогического сообщества и член-корреспондентом Британской ассоциации наук. Вернадский знакомится с таким выдающимися естествоиспытателями Франции как Пьер Кюри, С 1890 года Вернадский по приглашению профессора Павлова начинает работать в Московском университете. Он сходится с ведущими учеными Московского университета и Москвы в целом, в частности с Павловыми в этот период начинает становиться геологическая научная школа Павловас минералогами и кристаллографами Кроме занятий по минералогии и кристаллографии Вернадский в 90-е годы все больше начинает интересоваться общими проблемами образования в России, в первую очередь проблемами высшей школы. Он становится активным участником Московского общества испытателей природы МОИП. Благодаря своей активной деятельности, Владимир Иванович сближается со многими видными учеными России — Важный вехой этого периода стала научная статья «Генезис минералов», вошедшая в энциклопедический словарь под редакцией Вернадский предстает как системогенетик — эволюционист, исповедующий цикличность развития. «Во многих природных процессах мы имеем круговые или циклические процессы… они служат лишь указанием того равновесия, которое устанавливалось в течение веков в огромной химической лаборатории, какой является земной шар». В 1897 году Вернадский защищает докторскую диссертацию по проблемам кристаллографии на физико-математическом факультете Петербургского университета. С 1891 года он приступает к чтению лекций в Московском университете по кристаллографии, которые читал 20 лет до 1911 года. Именно в 90-х годах у Вернадского складывается важнейший принцип его мировоззрения — принцип творческого характера человеческого разума. И создается своеобразная концепция творческой активности человеческого разума, которая впоследствии становится частью учения о ноосфере и системы науковедения Вернадского, в частности его оценки о «взрыве научного творчества» в первой половине ХХ века. В своих знаменитых «записках» он отмечает: «В сущности, мы видим во всей истории постоянную борьбу сознательных укладов жизни против бессознательного строя мертвых законов природы — и в этом напряжении сознания вся красота исторических явлений… Этим напряжением сознания может оцениваться историческая эпоха». В 1900-м году Вернадский на заседании, посвященном 150-летию открытия Ломоносовым первой химической лаборатории в России, сделал знаменитый научный доклад, поразивший ученых России глубиной анализа, обширностью фактической базы, оригинальностью научных выводов. Федорова на арену истории вышел крупный научный мыслитель исследователь. В эти годы много времени Вернадский отдает научным путешествиям: Европа, Кавказ, губернии России. Продолжается мыслительная работа над историей науки. В 1902 году издается его работа « О научном мировоззрении», которую высоко оценил В ней он четко формирует аксиому — кредо об отражении абстрактными построениями «формальной действительностью» реального мира «реальной действительности»относит себя вслед за Менделеевым к «реалистам», и этой аксиоме — кредо следовал всю жизнь. В 1904 году появляется работа Вернадского « Кант и естествознание», в которой проницательно отмечает ту революцию в научной картине мира, которая происходит на рубеже XIX и ХХ веков и которую осень глубоко 8-ю годами позже проанализировал Владимир Ильич Ленин в «Материализме и эмпириокритицизме», и ставит вопрос о «новой созидательной философской работе» как задачу «ближайшего будущего». Владимир Иванович углубляет и свое социально-историческое мировоззрение. Он подчеркивает свой взгляд на историю человечества как всемирно-исторический по своему содержанию процесс. Происходит формирование научной школы Вернадского. Среди них следует назвать таких молодых ученых как Именно в Лаборатории Вернадского, о которой с благодарностью вспоминал Ферсамн и на базе которой росла его «школа», зарождалась новая наука — геохимия. В этом своем контексте он стал предтечей нового направления в области кристаллографии — кристаллохимии. В 1904 году вместе с Лебедевым и другими видными учеными Вернадский принял участие в организации научного Общества имени В этот период состоялось его знакомство с генетиком Кольцовым, переросшее в большую дружбу. Вернадский избирается адъюнктом по минералогии Академии наук и начинает заведовать Минералогическим отделением Геологического музея имени Петра Великого. В работе отделения музея принимали участие В этом же году Владимир Иванович набрасывает на отдельном листке удивительный абрис стоящих перед его умом задач: «Надо исходить из настоящего: Роль человека ® резкое нарушение равновесия: это есть новый сильный катализатор. Образование металлов, уничтожение графита, угля и т. Какой + и в какую сторону дал человек? Не обусловлено ли все развитие ничем иным, как определенной формой диссипации энергии? Без организмов не было бы химических процессов на Земле? Во все циклы входят неизбежно организмы? В этом вопрошании Вернадского в начале ХХ века слышится его ответ в виде учения о ноосфере и слышатся уже наши вопросы в начале XXI века в связи с состоявшейся первой фазой Глобальной Экологической Катастрофы. В первое десятилетие ХХ века растет интерес Вернадского и к радиоактивности. В 1907 году к нему приходит крупный научно-организационный успех: при обсуждении очередных задач Академии, требующих денежных затрат, на одно из первых мест, — по представлению Вернадского, Чернышева — было поставлено изучение радиоактивных минералов России и определена для этого сумма в 10000 рублей. Именно с этого времени Вернадский берет в свои руки организацию и руководство изысканиями радиоактивных минералов на территории России и стоял во главе этого важнейшего дела до конца своей жизни, 38 лет. В конце десятилетия он возвращается к проблеме почвоведения и ставит проблему изучения живого вещества. Все больше Вернадский задумывается о возможной космической роли живого вещества. В письме к Вернадскому своему Гуле от 27 июня 1908 года он пишет: «Мысль занята новой областью, которую охватываю — о количестве живой материи и о соотношении между живым и мертвым… Мне удается здесь подойти к новым явлениям». Эти его исследования привели его, два десятилетия спустя, к теории биосферы и учению о ноосфере. «… перед нами открываются в явлениях радиоактивности источники атомной энергии, в миллионы раз превышающие все те, источники сил, которые рисовались человеческому воображению» — говорил Вернадский. Одновременно он чувствовал и возможность разрушительной силы в этом источнике энергии, если его превратить в оружие: «С надеждой и опасением всматриваемся мы в нового союзника и защитника». В 1911 году на Московский университет обрушились жестокие репрессии царских властей. Протестуя против решения царских властей, ставившего университет под контроль градоначальника Москвы, 3 февраля Вернадский вместе с Кольцовым и другими подает прошение об отставке. Через три дня спустя такое же прошение написали Произошел беспримерный в истории русской культуры разгром Московского университета. Для Вернадского это был переломный период. Закончился 20-летний период московского цикла его научного творчества 1891-1911гг. Разработка теории биосферы и живого вещества. В августе 1911 года Вернадский возвращается в Петербург и поселяется на Васильевском острове в Петербурге. А уже 22 декабря 1911 года на 2-м Менделеевском съезде в Петербурге выступает с докладом «О газовом обмене земной коры», который и Спустя много лет академик Фесенков подчеркивал, что идеи Вернадского, высказанные в этом докладе «стали основой для прямых газовых методов поисков нефтяных и газовых месторождений». В 1911 году исполнилось 25 лет научной деятельности Владимира Ивановича. За период с 1911 по 1916гг. Выходит 4-й и 5-й выпуски «Опыта описательной минералогии». В 1914 году в докладе «История рубидия в земной коре» он определяет биосферу как соприкасающуюся с газовой оболочкой Земли, т. Он ставит перед собой вопрос о детальном определении картины геохимических функций живых организмов, разработка которых и привела к возникновению биохимии и учения о живом веществе и Биосфере. «С этого времени я начал систематически знакомиться с биологической литературой на химической и химико-геологической основе и выработал основные принципы биогеохимии». «Для меня открылся новый мир. Я убедился, что в окружающей нас природе — биосфере — живые организмы играют первостепенную, может быть, ведущую роль»— так писал Владимир Иванович. С 1912 года по инициативе Вернадского под его руководством организуется постоянно действующая Радиевая экспедиция. В этом же году на Урале при его активном участии были проведены Экспедицией значительные работы. В 1914 году в Экспедиции приняло участие более 30 человек. Экспедиция охватила обширные территории Сибири и Средней Азии, Урала, Кавказа. Первая империалистическая война, в которую была втянута царская Россия, потребовала мобилизации ресурсов. Вернадский внес от своего имени имени академиков Андрусова в Физико-математическое отделение заявление о создании при Академии Комиссии по изучению естественных производительных сил России знаменитой КЕПС. Это был крупный проект России, у истоков которого как зачинатель стоит Вернадский. Он же был с самого начала его душой. «Что же касается проекта Вернадского, — писал академик Вальден, — то нельзя не согласиться, что он составлен рукой мастера-организатора и открывает перед нами всю печальную картину того, что до сих пор еще не сделано, а должно быть сделано нами в кратчайшей жизни». К этому следует добавить, что это был, наверное, первый крупный план — программа, предтеча того, механизма планирования, который начал становиться уже в советскую эпоху, начиная со знаменитого плана ГОЭЛРО. Только в 1916 году КЕПС организовала 14 специальных экспедиций в различные районы России. Стоило бы нынешним властям обратиться к этому 90-летней давности опыту царской, отнюдь не советской и не социалистической, России. Вернадский не ограничивается должностью председателя КЕПС, он входит в состав ряда ее подкомиссий — ботанической, по артезианским водам, по использованию силы ветра, является членом ее Редакционного комитета, возглавляемого В этом же году Вернадский приступает к работе над фундаментальной монографией «Живое вещество». К этому времени у него сложилось в основных чертах представление о биосфере, как динамически уравновешенной, самоподдерживающейся и самовоспроизводящейся системе. Поэтому концепция естественных производительных сил общества у Вернадского была связана с биосферогенным мировоззрением, ориентирующемся на учет многочисленных положительных и отрицательных связей, образующих гомеостатические механизмы живой природы. В 1917 году на заседании КЕПС Вернадский делает доклад «О государственной сети исследовательских вузов». Были представлены проекты новых институтов: Общей и прикладной химии, Платинового, Нефтяного, Глиняно-керамического, Физико-химического анализа и др. В августе 1917 года Вернадский представляет программную записку «Об учреждении университетов нового типа и о предоставлении университетам права открывать факультеты и отделения по прикладным наукам». Научное творчество Вернадского в период гражданской войны. Киевский и Таврический циклы. После революции 1917 года, в период гражданской войны Вернадский посвящает все свои работы над проблемами живого вещества. Несмотря на первое отторжение социалистической идеи он к ней приходит уже где-то в конце 30-х годовВернадский верит в будущее России и ставит задачу «употребить все силы, чтобы не прервалась и усилилась научная и всякая культурная работа в России». В мае 1918 года Вернадский переезжает в Киев и участвует в создании Украинской Академии наук. В этом же году он избирается ее президентом. Советская власть оказывала поддержку ее деятельности. Именно в этот киевский период Вернадский встречается с Холодным, будущим создателем учения об антропокосмизме, и у них завязывается крепкая дружба. К 1919 году Вернадский вчерне заканчивает рукопись обширной монографии «Живое вещество в земной коре и ее геохимическое значение». В ней рассмотрены такие проблемы как: биосфера; энергия биосферы; значение биосферы в геохимических реакциях; биохимическая история химических элементов; биосфера в геологическом времени; значение изучения геохимии для решения биологических задач; значение изучения геохимических процессов для решения исторических вопросов. В этом же году Вернадский обратился с просьбой в Президиум Украинской Академии наук об издании серии работ под названием «Материалы по изучению геохимического значения живого материала». К сожалению, идея не реализовалась. Украинская Академия наук Деникиным закрывается. Вернадский предпринимает титанические усилия по спасению академии и ценнейших научных кадров Украины. В одной из своих поездок Вернадский заболевает тифом и благодаря стараниям жены и дочери в Ялте возвращается к жизни. Начинается Таврический цикл его творчества. Он пишет доклад «О необходимости изучения живого вещества с геохимической точки зрения», статью «О задачах геохимического исследования Азовского моря с геохимической точки зрения». Открывается новая страница научной биографии Владимира Ивановича, связанная с исследованием морей и океанов, гидросферы Земли в целом в геохимических и биогеохимических аспектах. После выздоровления Вернадский работает в Таврическом университете в Симферополе, организовывает лабораторию по проблеме «Роль живых организмов в минералогенезисе» 1920. В этот период он глубоко исследует проблемы физики, теории относительности, учения о радиоактивности, о симметрии и диссимметрии, пространства и времени, закономерности и случайности, истории науки искусства, природы философского знания, сущности и своеобразия научной революции ХХ века и др. С 28 сентября 1920г. Вернадский — ректор Таврического университета. Именно в этот период ректорства симпатии Вернадского к большевикам и Советской России становятся все более определенными. Причем, несмотря на установившийся в Крыму режим Врангеля, он говорит об этом открыто. Ольденбурга был предоставлен вагон для семьи Вернадского, чтобы обеспечить переезд в Москву. В Москве Вернадские появляются в марте 1921 года. Ольденбург дважды в апреле 1918 года и 7 января 1921 года встречался с Именно первая встреча, по свидетельству Вернадского, послужила стимулом написания план научно-технических работ Лениным, а вторая встреча — возвращению Вернадского в Москву. Петроградский цикл творчества Вернадского. Признание учения о биосфере Вернадского. В апреле 1921 года он переезжает в Петроград и приступает к исполнению своих обязанностей директора Геологического и Минералогического музея РАН и председателя КЕПС. По его инициативе организуется Метеоритный отдел, который он же возглавил. На заседании этого отдела заслушивается доклад Кулика «Новые данные о падении метеоритов в России». Принимается решение об организации метеоритной экспедиции в Сибирь, которая проработала с сентября 1921 года по ноябрь 1922 года. Такая Комиссия решением Общего собрания была организована и ее возглавил Вернадский. Летом 1921 года Владимир Иванович вместе с дочерью участвует в Северной научно-промысловой экспедиции ВСНХ и работает на Мурманской биостанции. Здесь разрабатывает планы и готовит лекции по химии моря. В 1922 году выходит последний выпуск «Опыт описательной минералогии» — этого энциклопедического труда. Осенью 1921 года Вернадский приступает к проекту, который давно замышлял, — проекту радиевого института. К этому была привлечена большая группа ученых, среди которых сыграл большую роль ученик Вернадского Вернадский определял его назначение так: «направлять свою работу на овладение атомной энергией». В 1922 году Вернадский посещает Чехию и Францию. В Сорбонне он прочитал цикл лекций по геохимии и живому веществу. Затем цикл лекций был опубликован в виде отдельной книги в Париже. Вернадский получил одну из премий французской Академии наук в 10000 франков и небольшую сумму от Сорбонны за чтение лекций. Командировка Вернадского во Франции продлевается. Издается ряд его научных статей по химии алюмосиликатов, явлению изомерии, монография «Геохимия». Личкову в декабре 1922 года он пишет из Франции: «Все здесь переполнено теорией Эйнштейна, новыми достижениями в атомных науках и астрономии. Я весь погружен в эти новые области». В этот период формируются и публикуются связанные между собой революционные работы Вернадского: «Живое вещество» 1922г. Вернадский в письме Личкову замечает: идея прогресса и автотрофизма человечества «связана с учением о живом веществе. Мне кажется, мы присутствуем при огромном геологическом перевороте — создания автотрофного позвоночного. Последствие его будут огромны». Цикл научного творчества Становление учения о ноосфере. После приезда из Европы в 1926 году в СССР начинается новый цикл научного творчества Вернадского вплоть до 1945 года. Он занимает многочисленные посты, занят организацией новых комиссий Академии. С Ферсманом он организует Комиссию по изучению вечной мерзлоты. Председательствует на созванном при КЕПС совещании по учету животноводческих богатств СССР, в котором приняли участие генетики, селекционеры — В 1927 года во время поездки в составе делегации АН СССР в Германию на заседании Берлинского минералогического общества выступил с докладом « Геохимическая энергия жизни в биосфере». Данный доклад стал началом замысла монографии «Геохимическая энергия жизни в земной коре», к которой он возвращается в течение 30-х годов. В 1934 году выходят уже четвертым изданием «вторым русским»ставшие классическими, « Очерки геохимии». В начале 30-х годов Вернадский завершил работу над первым выпуском «Истории природных вод», которым открывался второй том «Истории минералов земной коры». В 1938 году Вернадский уже в Москве завершает основные разделы монографии «Научная мысль как планетное явление». Он задумывается над книгой своей жизни — книгой о ноосфере. Формируется генетическая цепочка обобщения дискурса Вернадского: Геохимическая целостность Земли и Биосферы Биогеохимическая целостность Биосферы Учение о Биосфере Целостность всемирно-исторического процесса становления человечества Наука как планетарное явление Учение о Ноосфере как единстве Биосферы и планетарного человеческого разума « Научная мысль как планетарное явление » предстает как своеобразное философское введение к монографии « Химическое строение биосферы Земли и ее окружения» которая получила завершенный вид в 40-е гг. Одновременно Вернадский задумывается о книге « Философские мысли натуралиста». В «Научной мысли как планетарное явление» Вернадский, в нашей оценке, соединяет ноосферный и социалистический императив, закладывает предпосылки будущей концепции ноосферного социализма или ноосферизма. «То понятие ноосферы, которое вытекает из биогеохимических представлений, находится в полном созвучии с основной идеей, проникающей научный социализм. Ноосферное бытие человечества на социалистических основах должно охватить весь земной шар. Вернадский так формирует на своем языке эту мысль: «Новые формы государственной жизни создаются реально. Они характеризуются все большим вхождением в них глубоких элементов социалистических государственных структур… Стихийно, как проявление естественного процесса, создание ноосферы — в ее полном проявлении — будет осуществлено: рано ли, поздно ли — оно станет целью государственной политики и социального строя» выдел. Мочалов, комментируя ноосферные воззрения Вернадского, прямо указывает: «Единство ноосферы и коммунистического общества, по мнению Вернадского, определяется, в конечном счете, тем обстоятельством, что они покоятся на одних и тех же основаниях, создаются одними и теми же силами — народными массами и наукой. Реальность союза науки и народных масс предвидел Маркс, понимавший науку как производительную силу общества, отмечает Вернадский». Марксизм, как то течение мысли, которое доказывает «… могучую и неотвратимую силу науки для правильного социального устройства, имеющего дать максимум счастья и полное удовлетворение материальных потребностей человечества», Вернадским характеризуется как «вполне отвечающее представлениям о ноосфере». Вернадский писал: «Я мало знаю Маркса, но думаю, что ноосфера всецело будет созвучна его основным выводам» из письма к Личкову от 1 ноября 1940 года. В учении о ноосфере Вернадский создает идеал биосоциального и геокосмического будущего человечества, с системогенетической необходимостью вытекающий из логики развития человеческого разума, эволюции его научного и философского творчества, из логики развития научно-организационной и общественной деятельности, из логики всей социальной эволюции человечества. В 1938 году выходит работа Владимира Ивановича «О правизне и левизне», в которой он ставит широкий комплекс задач исследования, связанный с проблемой своеобразия пространственной организации живого вещества. В переписке с Вернадским знаменитый математик Лузин свидетельствует, что в беседах с ним Владимир Иванович поставил вопрос о новом естествознании, в котором найдут отражение учение о ноосфере, «идеи космического времени и взаимоотношение жизни и пространства». В 1940 году через сына из Нью-Йорка Вернадский узнал об открытии ядерной энергии. «Никогда не думал, что доживу до реальной постановки вопроса об использовании внутриатомной энергии», — несколько позже записывает. Вместе с Хлопиным он обращается в Президиум АН СССР о необходимости развертывания поисков и разведки урановых месторождений, наметить план этих работ и «выйти в Правительство с проектом соответствующих мероприятий». Это предложение было принято. В период Великой Отечественной войны до самой смерти Вернадский постоянно возвращался к теме ноосферы. В 1942 году ученый пишет записку в АН СССР о создании при академии Научного комитета по реконструкции последствий нашествия гитлеровских полчищ. В конце этого года, возвращаясь к вопросам, поднятым в записке, Владимир Иванович пишет: «Мы живем в значительное геологическое время в истории нашей планеты — антропогенной эре Павловкогда стихийно в течение миллионов лет человек — с остановками, но неуклонно, в последние столетия все быстрее, становится геологической силой, меняющей лик нашей планеты. От нас зависит сделать стихийный процесс сознательным, превратить область жизни — биосферу в царство разума — в ноосферу Леруа. Эту цель должны поставить себе ученые нашей страныкогда после изгнания гитлеровских варваров перед нами станет во всей его сложности вопрос о быстром восстановлении производительных сил нашей страны». В 1943 году Вернадский заканчивает статью «Несколько слов о ноосфере». Он уклонился от публичного чествования. В Приветствии от академического коллектива Борового, где жил и Вернадский во время войны, говорилось в частности: «Мы преклоняемся перед Вашим непоколебимым оптимизмом. В самые тяжелые дни Отечественной войны Вы, Владимир Иванович, утверждали, что в ХХ веке проповедующий дикие идеи средневековая никогда не может иметь успеха, что фашизм обречен на гибель, что разум, добро и справедливость должны победить и восторжествовать. И в эту зиму Ваше предвидение начало осуществляться. Будем, как и Вы, Владимир Иванович, верить, что с уничтожением фашизма человечество начнет жить в ноосфере, в области разума». В 1943 году Вернадский возвращается в Москву. Он продолжает работать над книгой «Химическое строение биосферы Земли и ее окружение». Готовит материалы к мемуарам «Пережитое и передуманное». В переписке с сыном и дочерью Вернадский неоднократно возвращается к мысли о ноосфере. Вот некоторые из них: «Думаю, что мы подошли к большому. В то же время это связалось в жизни человечества и нашей планеты с ноосферой». «…Если я доживу, я бы хотел более подробно обработать главу моей большой книги: «О ноосфере»… Для меня ясно, что ноосфера есть планетарное явление, исторический процесс, взятый в планетном масштабе, есть тоже геологическое явление». «…Хотелось бы эту работу закончить и больше прожить в ноосфере». «Я очень рад, что ты очень ярко и просто выразил мою мысль о ноосфере как синтез природного исторического процесса». «…Лично я думаю, мир будет скоро и что я увижу зарю ноосферы». К ноябрю — декабрю 1944 года относятся последние записи Вернадского в своем «Дневнике». Запись 18 ноября 1944 года «Вчера ко мне приходил Произошло сильное кровоизлияние в мозг. Начался второй цикл его жизни в отмечаемом 140-летии — цикл его жизни после смерти. Ферсамн после смерти своего учителя писал: «Еще стоит передо мной его прекрасный образ — простой, спокойный, крупного мыслителя; прекрасные, ясные, то веселые, то задумчивые, но всегда лучистые его глаза; несколько быстрая и нервная походка, красивая седая голова, облик человека редкой внутренней чистоты и красоты, которые сквозили в каждом его движении и поступке. Вечность и бессмертие были для него новым восприятием человека и мира, полным веры в жизнь и будущее, в творчество и науку. Флоренский, по аналогии с филогенетическим деревом, построил дерево своеобразного онтогенеза научно творчества Вернадского, сгармонизированное и с процессом расширения объекта его исследования. Мы его представим в виде системогенетической цепи: объект кристалл минерал земная кора Концептуаль- ные блоки творчества Вернадского Кристалло- графия 1890-1894 Минералогия 1898-1908 геохимия Планета биосфера ноосфера радио- геология геохроно- логия 1910-1937 биогеохим. Агафонов подчеркнул те революционные импульсы, которые давало научное творчество Вернадского и которые порождали тот революционный процесс, который впоследствии получил наименование «вернадскианской революции». Эти импульсы связаны с концепцией живого вещества, с физико-химическим неравенством правизны и левизны в живом веществе, которое указывало на свойство неэвклидовости геометрии живого пространства, с учением о биосфере и ноосфере. Им введено понятие «биокосного тела», которое является биохимически точным «и определенно отличается от понятия косного и живого естественного тела. В биосфере естественные тела этого рода ярко выражены играют большую роль в ее организованности. Биокосные естественные тела характерны для биосферы. Это закономерные структуры, состоящие из косных и живых тел одновременно, например почвы». Агафонова: в 1922 году Вернадский был избран член-корреспондентом Парижской академии наук — Institut de France; за все время существования этой академии более 200 лет этой чести удостоилось чуть более 20 русских ученых— я принял как основу биосферы биогеохимические явления. Часть этих лекций была напечатана в моей книге «Очерки геохимии», вышедшей сначала в 1924 году на французском языке, а в 1927 году переведенной на русский язык. Французский математик Леруа, философ бергсоновского толка, приняв биогеохимическое обоснование биосферы за отправной пункт, в своих лекциях в Коллеж де Франс ввел в 1927 году понятие о ноосфере как стадии, через которую биосфера теперь проходит, и подчеркивал, что пришел к этому понятию в сотрудничестве со своим другом, монахом Тельгард де Шарденом, крупным геологом и палеонтологом, ныне работающим в Китае. Ноосфера — новый геологический период на нашей планете. В ней человек впервые становится крупнейшей геологической силой. Он может и должен перестроить свою жизнь трудом и мыслью, перед ним открываются все более и более широкие творческие возможности. Здесь встает перед нами новая загадка. Мысль не есть форма энергии. Как же она может изменять материальные процессы? Этот вопрос научно до сих пор не решен», — отмечал Учение о биосфере Вернадского родило у Леруа понятие ноосферы, но для того, чтобы оно превратилось в учение о ноосфере, понадобилось 17 лет интенсивной творческой работы Владимира Ивановича. Ферсман приблизительно так разбил научное наследие Вернадского по направленности его трудов: Минералогия — 30% в том числе изучение силикатов — 7%Биогеохимия — 17% 33% Геохимия — 16% Радиоактивность — 12%, Общие вопросы науки — 12% в том числе работы по высшей школеКристаллография — 7%, Почвоведение — 3%, Полезные ископаемые — 3%. Александр Евгеньевич подчеркивал особое знание Вернадским многих языков. Он владел свободно французским, немецким, английским, польским, чешским, скандинавскими языками, языками балканских народов. Особую роль в трансформации научной картины мира и в истории мировой науки, в оценке Ферсмана, сыграла «Геохимия» Вернадского. Высокую оценку дал научному творчеству Вернадского его ученик и друг, находившийся с ним в интенсивной переписке более 20 лет, Личков: «Он был и химиком, и геохимиком, и биологом, и почвоведом. Но самое замечательное, конечно, то, что во всех этих отраслях науки он был творцом, и творцом большого масштаба… Он не был геологом, в точном смысле слова, ни геологом — «динамистом», ни геологом — стратиграфом, и специально геологическими исследованиями никогда не занимался, но этими своими геологическими идеями он повернул здание современной геологии, обосновав необходимость построить геологию на энергетической основе…» выдел. Далее, Личков показывает, что хотя Вернадский не был биологом в сложившемся классическим понимании, но сделал такой же переворот в биологии, как и в геологии. «Формулировка идеи живого вещества как определенного, количественно выразимого целого привела Вернадского и к созданию биохимической науки, основы которой он заложил, а затем она ввела его в самые недра биологии. На это нам укажут, что «он ведь биологом не был». Однако с этим никак нельзя согласиться. Несомненно, биологом он был, биологом большого масштаба, хотя совершенно своеобразного, совсем нового направления. Надо признать, что в его лице из жизни ушел самый крупный биолог современности, имя которого по его значению можно поставить рядом с именем знаменитого Павлова: он дал новое понимание роли жизни в структуре мира своим введением понятия живого вещества; этим же понятием он внес число и меру в изучение явления жизни…» выдел. Несмотря на высокий уровень признания своих работ при жизни в мире и в СССР, его учение ноосфере после его смерти не было актуализировано в программах АН СССР. Вторичное открытие Вернадского начинается в 1963 году — в год 100-летия со дня рождения. Флоренский в 1963 году в поисках наиболее точной характеристики научно-творческого облика Вернадского приходит к выводу, что он был в точном смысле этого понятия — натуралистом-естествоиспытателем, каким были такие крупные ученые как Вернадский, в меткой оценке Флоренского, считал, что «ломка пограничных линий наук и всестороннее изучение природных явлений — одна из характерных особенностей современности и науки будущего». Он Вернадский писал в 1944 году: «Синтетическое изучение объектов природы — ее естественных тел и ее самой как «целого» — неизбежно вскрывает черты строения, упускаемые при аналитическом подходе к ним, идет новое. Этот синтетический подход характерен для нашего времени в научных и философских исканиях. Он ярко проявляется в том, что в наше время грани между науками стираются; мы научно работаем по проблемам, не считаясь с научными рамками» выдел. Наверное, с 60-ми годами ХХ века следует связывать начало вернадскианской революции в ее современном значении — системно-научной революции в самих основаниях единой науки, порожденной как развитием учения о биосфере и ноосфере, так и усилением роли ее проблемной организации, своеобразной антропизацией основ всех блоков науки, включая естествознание. Гумилев вводит категорию ноосферы в свое учение об этносфере как части биосферы Земли. Мы оцениваем теорию этногенеза и в целом взгляд на этнологию Льва Николаевича Гумилева как своеобразный этап вернадскианской революции. Гумилев берет два главных момента для своей методологии из творчества Вернадского: принцип «эмпирического обобщения» и учение о ноосфере. Вернадскому, достоверность, равную наблюденному факту. Иными словами, естественные науки преодолели молчание источников…». Открытие феномена пассионарности в логике этногенеза Лев Николаевич осуществляет как эмпирическое обобщение громаднейшего количества фактов и явлений в этнической истории человечества за 3000 лет. В этом феномене пассионарности находит свое подтверждение особое воздействие Космоса, солнечного ветра, биогеохимической энергии на «монолит разумного живого вещества» по Казначеевуявляющегося частью живого вещества биосферы. И в этом контексте феномен пассионарности связывает теорию этногенеза и этнологию Гумилева с учением о ноосфере Вернадского и с гелиобиологией Чижевского. «Космические и планетарные вариации стоят на несколько порядков выше этногенезов, влияют на всю биосферу, включающую не только совокупность живых организмов, но и почвы, т. И хотя этносы — капли в океане биосферы, они же могут не реагировать на ее флуктуации», — замечает Он доказывает, что «пассионарность — эффект энергии живого вещества биосферы … сознание, а равно и связанная с ним история культуры сыграют роль руля, а не двигателя…» выдел. Фактически возникает своеобразная этногенетическая детерминанта в логике ноосферогенеза. Отмечая 90-летие со дня рождения Льва Николаевича Гумилева, мы указывали: «Пассионарная теория этногенеза Гумилева органично встраивается в теоретическую систему ноосферизма, она становится частью нового этапа развития вернадскианской революции… и соответственно учения о ноосфере Происходит Великий Синтез учения о ноосфере ноосферогенезе Вернадского и учения об этногенезе этносфере Казначеев, подчеркивая значение синтеза идей Вернадского и Гумилева, предупреждает об опасности отчленения «позитивных космофизических потенциалов, которые действуют на наш интеллект о чем писал Чижевский и многие другие …». Таким образом, творчество Гумилева, которое оборвалось 10 лет назад, предстает как важнейший этап вернадскианской революции и учения о ноосфере Вернадского. Особым итогом в оценке наследия Вернадского стало празднование 125-летия со дня рождения в 1988 году. Были подвергнуты анализу все составляющие учения о биосфере и ноосфере Вернадского. Большой вклад в современное развитие учения о ноосфере, живом веществе, биосфере внесли такие ученые как Выполнено издание основных трудов Вернадского, многие из которых были продолжительное время библиографической редкостью. Моисеев, как и автор Субеттообратили внимание на связь учения о ноосфере с русским космизмом. Мы в своей концепции русского космизма показали, что учение о ноосфере генетически вытекает из сферного учения русского космизма. Моисеев, размышляя о генетической связи русского космизма и учения о ноосфере, подчеркивал роль русского космизма как «интеллектуальной атмосферы», в которой формировалось мировоззрение Вернадского. Вернадский вряд ли представлял, что время, когда для человека станет жизненно необходимым направляемое развитие биосферы, настанет столь. Но то, что такое время однажды наступит, — Вернадский представлял себе достаточно четко. Вот почему мне кажется уместным говорить не столько о ноосфере, сколько об эпохе ноосферы» выдел. Яншина уделила внимание современной эволюции понятия «ноосфера». Она отметила, что признание учения о ноосфере Вернадского началось с Конференции ООН по оценке состояния окружающей человека природной среды с 1972 года. Под влиянием решений Стокгольмской конференции в 1973 году при Президиуме АН СССР стал действовать Научный совет по проблемам биосферы. Появился целый ряд монографий, так или иначе касающихся учения о ноосфере например: Гиренко Яншина выделила 12 условий становления ноосферы в будущем, по ее оценке сформулированных Вернадским в различных его работах: Заселение человеком всей планеты практически условие выполнено. Резкое преобразование средств связи и обмена между разными странами выполнено. Усиление связей, в том числе политических, между всеми государствами Земли выполнено. Преобладание геологической роли человека над другими геологическими процессами, протекающими в биосфере выполнено. Расширение границ биосферы и выход в Космос предсказание по отношению к человеку частично сбылось. Открытие новых источников энергии выполнено. Равенство людей всех рас и религий Яншина считает, что это условие выполняется, хотя логика последнего десятилетия показывает, что это совсем не. Увеличение роли народных масс в решении вопросов и внутренней политики Яншина считает, что это условие выполнено. Наши исследования по капиталократии ставят под сомнение, что это условие обеспечено. Более того, у Вернадского уже в конце 30-х годов синтез народных масс и науки как условие ноосферы связывается с социализмом. Это условие, конечно, не выполнено. Свобода научной мысли и научного искания от давления религиозных, философских и политических построений и создание в общественном и государственном строе условий, благоприятных для свободной научной мысли это условие не выполнено. Создание реальной возможности не допустить недоедания, голода, нищеты и ослабить влияние болезней условие не выполнено; более того растет обнищание «незолотых миллиардов»; если различие между самым богатым квинтилем и самым бедным квинтилем населения на земном шаре в 1960г. Исключение войн из жизни человечества Яншина выполнение этого условия оценивала оптимистично, находясь в иллюзии философии разоружения СССР — России и не замечая сохраняющийся империалистический характер мировой капиталократии, в первую очередь капиталократии США. Особое место в современной разработке теории ноосферогенеза принадлежит Обращаясь к творчеству Вернадского, он сформулировал законы Вернадского — Бауэрапо которым «живое вещество в том случае прогрессивно развивается, если оно своей жизнедеятельностью увеличивает упорядоченность среды своего обитания», т. «негэнтропия данного сгущения монолита живого вещества может нарастать лишь тогда, когда под его влиянием нарастает негэнтропия среды его обитания», «отдельности живого вещества в соответствии с этой закономерностью выживают, сохраняются и прогрессируют, если они кооперативно на взаимной основе соответствуют требованиям законов Вернадского — Бауэра». По Казначееву эти законы Вернадского — Бауэра для разумной формы живого вещества имеют решающее значение и они реализуются по отношению к разумной форме жизни — человечеству в «двух векторах своего бессмертия»: «биологическом продолжении рода общем свойстве земного живого вещества и духовно-культурном, в конечном счете космическом бессмертии творческом вкладе в создание ноосферы ». Казначеев прямо определяет ноосферогенез как космопланетарный процесс. «До сих пор человечество не оказывало столь глобального преобразующего влияния на окружающую среду, его жизнедеятельность, сохранность его здоровья, а также ресурсов жизнеобеспечения, гарантировались функциями биосферы, включая и наиболее ответственные взаимодействия с материально-энергетическими потоками из Космоса полевой электромагнитной среды, космическими излучениями и т. Сама поверхность планеты начинает рассматриваться как часть планетарного космического тела и окружающей космопланетарной среды» выдел. Казначеев подчеркнул важный момент в биосферогенезе по Вернадскому, отвечающий геохимическим функциям жизни, — одновременно ее появление как целостного образования. Положение биосфероведения по Вернадскому развил физик-теоретик Морозов, создав концепцию Большого биологического взрыва. Развивая эту концепцию, Казначеев появление человечества — формы разумного живого вещества обозначил Большим ноосферным взрывом, запустивший ноосферогенез Биосферы, совпадающий с антропной эволюцией — антропогенезом. «Рассмотрим возникновение человека и его интеллектуальной деятельности ноосферного качества, по Вернадскому в масштабах космопланетарного, геологического времени. Если период развития живого вещества на Земле, определяемой в 3,6-3,8 млрд. Очевидно, что это в известной мере взрывоподобное, или бифуркационное, явление». Продолжая систему взглядов Вернадского на автотрофность человечества, Казначеев указывает на будущее движение человечества в сторону автотрофности его системы жизнеобеспечения как условие сохранения неравновесной гармонии человечества и биосферы. «Идеи автотрофности и ноосферы, которые были сформулированы Он обращает внимание на проблему эволюции, которую Вернадский решает осторожно, подчеркивая, что принцип Реди «живое от живого» никто не опроверг. Казначеев вводит понятие «соувинговых программ» — «программ более глубокого эволюционного горизонта», связанных со «стратегией эволюции и выживания». «Они связаны с полевыми эволюционными потоками живого вещества, сосуществуют с белково-нуклеиновым веществом, но акцептором космофизического живого пространства являются отнюдь не генетические макромолекулярные конструкции, а нечто целостное — то холистическое состояние организма, биоты в целом, к пониманию которого мы только подходим. Здоровье нации, этноса личности в историческом аспекте — это процесс». Субетторазвивая взгляд Вернадского на единство процессов становления ноосферы и социализма, сформулировал положение о единстве ноосферного и социалистического императивов как условии выхода человечества из уже состоявшейся первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы. Это положение стало основой разработки ноосферизма, который мы рассматриваем, с одной стороны, как целостную теоретическую систему научных взглядов, законов, принципов, положений, являющуюся теоретической базой нового мировоззренческого переворота и революции в содержании образования, и вооружающую человечество новой идеологией, позволяющей преодолеть первую фазу Глобальной Экологической Катастрофы, состоявшиеся Глобальные Информационную и Духовную Катастрофы, а, с другой стороны, как новую форму бытия человечества в XXI веке и в последующих веках в виде управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества, ноосферного социализма. Важным становится момент понимания, что наступили в конце ХХ века Экологические Пределы Стихийной Истории в Парадигме Рыночно-Капиталистической Цивилизации. Частично, опосредованно этот «момент понимания», пусть в другой системе понятий, уже присутствует в материалах Конференции ООН по охране окружающей среды и устойчивого развития в Рио-де-Жанейро в 1992 году. Наступил переломный момент в истории человечества, который мы, продолжая логику Казначеева, назвали Большим Соционоосфернокооперационным Взрывом, который определяет начало новой истории — Неклассической, Кооперационной истории в форме управляемой социоприродной эволюции на базе доминирования идеальной детерминации в истории на основе общественного интеллекта, закона кооперации, образования как базисного условия всех видов воспроизводства. Ноосферизм как теоретическая система должен завершить преобразования основ научного мировоззрения, импульс которым задает учение о ноосфере Речь идет о глубоком научно-мировоззренческом перевороте, который становится делом в первую очередь российской науки, давшей миру величайшего гения ХХ века — Владимира Ивановича Вернадского. Лаппо в прекрасной статье «Миры Вернадского: от кристалла до ноосферы» замечает: «Ноосфера, по Вернадскому, это такой этап развития биосферы, при котором «проявляется как мощная, все растущая геологическая сила роль человеческого разума сознание и направленного им человеческого труда». Подобно тому, как в зрелом и здоровом человеческом организме все функции, касающиеся его взаимоотношения с внешней средой кроме дыханиякоординируется головным мозгом, так и функционирование современного глобального сверхорганизма — ноосферы — должно управляться ее разумом — человеком разумным, Homo sapiens. В ноосфере, говоря словами Максима Горького, «наука становится нервной системой нашей планеты». В настоящее время сформировались две альтернативы глобализации мира: первая альтернатива — капиталократическая в форме установления диктатуры мировой финансовой капиталократии из США — Нового Мирового Порядка, в котором действует модель Бжезинского «20%:80%» по которой 80% населения земного шара является «лишними» и должны быть секвестированы, останется только «золотой миллиард»; по этой модели должен быть убран с арены и русский народ, давший миру Ломоносова, Менделеева, Вернадского, Циолковского, Королева ; вторая альтернатива — ноосферная, ноосферно-социалистическая, по настоящему гуманистическая, исходящая из принципов: социальной гармонии внутри человечества, предполагающей социальную справедливость в потреблении природных ресурсов, ограничения в материальных потребностях в пользу природы, ликвидацию сверхпотребления и концентрацию богатства в одних руках, примат труда над капиталом, примат духовных потребностей над материальными, расцвет творчества, становление образовательного общества, в котором любая ступень образования является бесплатной и доступной для всех; и социоприродной гармонии, управляемой общественным интеллектом совокупным разумом общества. Ноосферизм как проблемно ориентированный научный комплекс, по нашему проектному замыслу, включает: философию ноосферизма или Неклассическую философию; социологию ноосферизма; экономику ноосферизма; ноосферную экологию; ноосферное человековедение; ноосферное образование; учение об общественном интеллекте; концепцию ноосферного социализма; ноосферную этику; концепцию ноосферного качества жизни; систему ноосферного гуманизма и др. Во «Введение от автора: О ноосферизме» в книге «Ноосферизм» нами 2001 году отмечалось: «Учение о ноосфере Вернадского, в начале, в первой половине ХХ века, незамеченное человечеством, «взорвало» основания «картины мира», показало логику становления ноосферы — нового состояния биосферы Земли и геологической истории Земли, в которой «живое разумное вещество» или «нософерный монолит» по Казначееву становится своеобразным мощным фактором в геологической истории. Одновременно, оценивая факт ноосферогенеза или ноогенеза с момента появления человека на Земле…, Вернадский устремляет свое учение в будущее, он много пишет о ноосфере будущего, как таком состоянии взаимоотношений человечества и природы, Биосферы, в котором человеческий разум поднимается до высот познания закономерностей социоприродной эволюции и начинает нести ответственность за сохранение и прогрессивную эволюцию богатства жизни на Земле» XXI век будет веком соединения ноосферной и социалистической революций, временем становления ноосферного человечества. Другой альтернативы будущего у человечества. Иначе, рыночно-капиталистическая гибель человечества по экологическим причинам. И в этой «точке бифуркации» в Истории человечества на рубеже II -го и III -го тысячелетий, которую мы реально переживаем, стоит мощная фигура Вернадского — мыслителя и пророка человечества, чье учение о ноосфере развивается отечественной научной мыслью, превращаясь в теоретическую систему ноосферного социализма. Вернадский продолжает свой вдумчивый теоретический диалог с новым поколением русских ученых, ученых России и всего мира, являя собой величайший пример гуманиста мира. Творчество Вернадского продолжается и будет продолжаться через новые волны генераций ученых России. Вернадскианская революция и есть продолжение жизни Вернадского после его смерти! Россия и человечество на "перевале" Истории в преддверии третьего тысячелетия - СПб. Введение в ноосферизм - СПб. Там же, с 29. Опережающее развитие человека, качества общественных педагогических систем и качества общественного интеллекта - социалистический императив - Том первый - СПб. Вернадский: pro et contra. Антология литературы о Вернадском за сто лет 1898-1998. Этногенез и биосфера Земли - Гумилева и современность - СПб. Ноосфера - реальность или утопия? Вернадский и современная наука - Русский космизм и учение Вернадский: pro et contra. Вернадского: утопия или реальная перспектива? Вернадский: pro et contra. Проблемы "Сфинкса XXI века". Опережающее развитие человека, качества общественных педагогических систем, качества общественного интеллекта - социалистический императив. Россия и человечество на "перевале" Истории в преддверии третьего тысячелетия. Мифы либерализма и судьба России. Вернадский: pro et contra.